• Беседа с Темботом Киковым или История о родстве Киковых, Кикориа и Хокориа

  • Длительность:
  • Просмотров: 395
  • Добавлено: 27 февраль 2020

Прямой адрес
HTML ссылка

19 января 2020 года в Карачаево-Черкесской Республике, в абазинском ауле Инжич-Чукун у меня состоялась очень важная, незабываемая, историческая встреча с 85-летним Темботом Киковым, отцом Умара, моего дорогого брата, с которым я познакомился в октябре прошлого года благодаря Умару Кончеву.
История моей родственной связи с фамилией Киковых, а также их абхазских единокровных братьев Кикориа и Хокориа для меня священна. Всё начинается с истории моего славного деда Хыгу Мафовича Дасаниа. Его первой женой была девушка из рода Хокориа.
Представители данной фамилии являются выходцами из рода Кикориа. Те, в свою очередь, произошли от сбежавшего по причине убийства из Северного Кавказа абазина Кикова. Прибыв в Абхазию, он приобрёл участок в селе Баслаху, завёл скот и стал жить-поживать, да детей воспитывать. И был он достаточно богат, так как любил трудиться, не покладая рук.
В Абхазии получил он фамилию Кикориа. Вместе с супругой своей, фамилию которой пока что мне установить не удалось, этот абазин родил и воспитал трёх сыновей. Старшего звали Мадж. Как-то, после смерти своего отца, Мадж Кикориа принимал многочисленных гостей-абхазов, главой которых был человек, носивший фамилию, начинающую на букву А. Не будем мы сейчас упоминать её.
Мадж вместе с братьями достойно встретил гостей. С калитки до самой гостиной он расстелил ковёр, зарезал быка, накрыл роскошный стол. Долго пировали у него гости. Встав из-за стола и выйдя со двора, старший группы гостей заприметил, как младший брат хозяина гнал домой скот. И плелась где-то посередине стада дряхлая корова, от которой произошёл весь скот. И захотел главный гость подтрунить над хозяином. И попросил он у него подарить ему эту дряхлую корову. Мадж, естественно, отказался. Почётному гостю, по абхазо-абазинским обычаям, полагается самое лучшее. Но гость от хорошего, упитанного быка отказался. И когда хозяин в третий раз ему отказал в просьбе, он ударил Маджа ногой. Тот, выхватив револьвер, убил гостя наповал.
Безусловно, Мадж был прав, но слишком уж грозными и многочисленными были братья убитого гостя. И тогда Мадж решил уехать навсегда из насиженного села. Подался он в Гудауту, конкретнее, в село Лыхны, где его с распростёртыми руками приняли представители фамилии Дзуг-ипа, такие же дерзкие и отважные, как и сам Мадж Кикориа. Средний брат подался к мегрелам в село Чхуартал, что ныне находится в составе Ткуарчальского района. Он сам и его потомки вскоре омегрелились. Самый младший брат, по причине своего несовершеннолетия, остался в родном селе. Его самого и его мать никто не тронул. А Мадж, начавший жить в селе Лыхны, по предложению Дзуг-иповых, вынужден был принять фамилию Хокориа.
Мой дед был пять раз женат. После смерти своей первой жены из фамилии Хокориа он женился на вдове из фамилии Гегиа. Данный брак устроили Хокориевцы, так как после смерти их сестры у моего деда остались дети – Яшка, Капас и Нита, которых нужно было воспитать. Вот Хокориевцы и решили выдать своему бывшему зятю младшую сестру своей невестки – жены Маджа Хокориа, которую звали Симой Гыдовной Гегиа. Младшая сестра Симы – Яка Гегиа была моей бабушкой, матерью моего отца Мкана Хиговича Дасаниа. Яка скончалась по болезни тогда, когда моему отцу было всего шесть месяцев.
Я ещё до встречи с Темботом Киковым знал, что он очень сильно похож на моего отца. Но я не предполагал, что они похожи друг на друга так сильно, как похожи только братья-близнецы. Один и тот же цвет глаз, форма лица, лоб, взгляд, темперамент, пальцы руки, строение вен, открытость… Я смотрел на Тембота и не верил глазам! Боже, мой отец жив! Он такой же, как и мой отец!
Вдруг мой взгляд упал на именную татуировку, примеченную мною на его правой руке. У отца татуировка его имени «Мкан» было на левой руке. Я спросил у Тембота: «А что у тебя написано на руке?». Он ответил: «Миша». Тут стремительно по душе моей пронеслась волна огромного родства с этим человеком. Как? Тембот! И вдруг Миша? Ведь моего отца звали «Мишей», «Михой», да и просто «Мыха»! Я не знал, что делать. Расплакаться от счастья? Расцеловать старика? Броситься на колени перед Богом, выражая Ему мою глубочайшую благодарность? Я в тот день проговорил про себя в адрес Всевышнего тысячекратное спасибо. Теперь я мечтаю только об одном: пусть живёт Тембот Киков долго-долго! Второй раз смерть отца я перенести уже не смогу.

Категории: Люди
Комментарии (0)
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Похожее видео